Песчанская чудотворная икона Божьей матери

Эта запись также доступна на: Украинский


Песчанская чудотворная икона Божьей материВ слободе Песках, Изюмского уезда Харьковской губернии, в двух верстах от уездного города Изюма, в местном приходском храме, находится икона Божьей матери, именуемая «Песчанской». История прославления этой иконы связана с жизнью место-чтимого святителя бывшей Белгородской епархии Иоасафа Горленка (святителя Иоасафа).

Вот что передаётся в имеющемся при церкви «Сказании» об этой иконе:

В 1754 году святитель Иоасаф, объезжая свою епархию, в состав которой входила и нынешняя Харьковская губерния, прибыл в город Изюм. Первая церковь, которую он посетил, была Вознесенская в предместье города, называемом Замостьем. Церковь эта при первоначальном заселении Изюма в XVII веке была устроена на левой стороне Донца в местности под названием «Зверинец». Вследствии частых затоплений весенней водой Донца она была перенесена в предместье Изюма Замостье, но и здесь была неоднократно заливаема Донцом, почему в 1792 году прихожане, к числу которых принадлежали и жители Песок, возбудили ходотайство о перенесении Вознесенской церкви из Замостья в более высокую местность на Пески, что было разрешено и приведено в исполнение в том же году. На месте бывшей церкви на Замостянской улице до 1898 года существовала деревянная капличка, а в 1898 году она была заменена каменной часовней в память священного коронования их императорского величества государя императора Николая Александровича и государыни императрицы Александры Феодоровны. Во время перенесения иконы из Песок в Изюм 13 мая в эту часовню заносится икона и перед нею читается акафист Богородице.

Встреченный духовенством и войдя в притвор, святитель с изумлением остановился, и стал вглядываться в большую икону Богоматери, стоявшую в углу притвора и служившую перегородкой, за которую ссыпали уголь для кадила. Долго, с умилением смотрел он на икону, а потом, осенив себя крестным знамением, пал перед ней на колени и громко произнёс: «Царица небесная, прости небрежность Твоих служителей, не ведают бо, что творят!». Потом сделав благочинному замечание за такое небрежное отношение к святыне, сказал: «почему сей образ не поставлен в лучшем месте? В сем образе преизобилует особенная благодать Божия, в нём Пресвятая Владычица являет особое знамение своего заступничества для сей веси и целой страны», и тут же приказал поставить эту икону в более приличном месте. Благочинный в оправдание заметил, что в церкви много икон от старого иконостаса, которым нет места. Тогда святитель, быстро войдя на середину церкви, посмотрел на все стороны, и обратив внимание на большой киот сзади левого клироса, установленный небольшими иконами из старого иконостаса, сказал: «вот самое приличное место для иконы Божьей матери. Поставьте её на место этих, уже обветшавших икон, и чтобы она всегда стояла на этом киоте». С тех пор икона всегда стояла на этом месте и даже после перенесения церкви на Пески. 

Святитель Иоасаф прожил в Изюме более трёх дней; ежедневно утром и вечером он приходил в приходскую церковь и молился перед образом Божьей Матери тогда же перенесенным и поставленным в месте, указанном святителем. После сооружения в 1826 году новой каменной церкви икона помещается и до настоящего времени в киоте в левом приделе храма.

Весть о внимании, обращённом святителем на икону, о его молитве пред нею, распространилась между обитателями, и многие стали приходить к ней, как к имеющей особую благодать. К тому же в это время стали передавать слух, что святитель перед выездом из Белгорода видел сон: будто бы он осматривал церкви, и в одной из них, в притворе увидел на куче сора икону Богоматери со светлым сиянием, исходившем от неё, причём неизвестный голос указывал на эту икону, как на источник благодати для страны. Сон этот произвёл такое впечатление на святителя, что он во время поездки по епархии он внимательно осматривал каждую церковь, как будто ожидал найти сходство с тем, что видел во сне. Прибыв в Изюм, он был поражён сходством Вознесенской церкви, с виденной во сне, а потому, взглянув на икону Божьей Матери, стоявшую в притворе в таком небрежении, он понял, что сон его относиться к этой церкви, и этой иконе.

И действительно, после этого многие стали обращаться с верою и молитвой к Владычице мира, и получали у этого образа исполнение просимого, вследствие чего весть о церкви, где хранился дивный образ Богоматери, распространился далеко за пределы Изюма, и многочисленные толпы желавших поклониться иконе начали стекаться в эту церьковь.

Свято-Вознесенский кафедральный собор

С перенесением Вознесенской церкви в 1792 году из Замостянской улицы на Пески была перенесена и икона, привлекавшая всё большее и большее почитание и благовение как прихожан, так и окрестных жителей. И Пречистая Дева не посрамила чтущих имя ея. Вскоре, после перенесения церкви и образа на Пески, Она благоволила явно показать всем, что на этом образе почивает особенная благодать, и что всякий с верою приходящий и припадающий к этому образу не отойдёт от лика её неуслышан.

Около 1800 года в Изюме жил учитель местного училища Стефан Гелевский, у которого умирали дети, наконец заболевает и последний оставшийся в живых сын Пётр. Несмотря на сильную скорбь, родители не теряли надежды на милость Божью и, веря в благодатную силу образа Песчанской Богоматери, дали обещание отслужить молебен перед этим образом, для чего и отправились на Пески, но по дороге их сын умер. Мать хотела возвратиться назад, но отец настоял на том, чтобы исполнить данное обещание. По приходе на Пески, не говоря никому о смерти ребёнка, они просили священника отслужить молебен перед иконой. Во время молебна родители со слезами умоляли Заступницу христиан утешить их в скорби. И вера их не была посрамлена. Во время чтения кондака дитя вдруг вскрикнуло так сильно, что привело в ужас всех присутствующих, отец и мать лишились чувств. Прийдя в себя, они рассказали, что их сын умер дорогой, но перед иконой ожил. Этот младенец скоро поправился, вырос, служил потом в чине полковника, и умер в Петербурге в пожилых летах.

Слух о таком необычном случае быстро распространился, и начал привлекать на Пески толпы богомольцев, особенно из жителей Изюма. Церковь и ограда были переполнены пришедшими, так что священники не успевали служить молебны. В это время в Изюме был благочинным соборный протоерей Иоасаф Погорлевский, который по донесению Изюмского духовенства о том, что в Изюме прихожане служат молебны исключительно на Песках, или в силу других причин, запретил служить перед образом молебны приезжим богомольцам. Но этот запрет привёл к ещё большему прославлению образа: вскоре после запрещения протоерей заболел мучительной болезнью, с судорогами во всём теле, усиливающимися при малейшем движении. Тяжело страдая, больной пришёл к выводу, что эта болезнь есть наказание Божье за введенные им ограничения. Сознавая свою вину он решил обратиться с покаянием к милосердию Царицы Небесной, и велел нести себя к чудотворному образу. Принесенный на Пески на простынях, и положенный перед иконой, он во время молебного пения горячо молился, прося прощения и исцеления своей болезни. Как только окончился молебен, и больной приложился к образу, тот час почувствовал облегчение настолько, что сам без посторонней помощи вышел из церкви. Через несколько дней Погорлевский был совершенно здоров. После этого он не воспрещал служение молебнов пред образом, всегда благоволил перед ним, и всем советовал обращаться к нему, как к источнику благодати.

Эти два следовавшие один за другим чудесные случая явно показали, что икона сия предназначена быть многотекущей рекой божественной благодати для всех верующих. И действительно, к этой иконе, как к целебному источнику, начали стекаться толпы верующих богомольцев. Чудесные знамения благодати Божьей, свершившиеся, а прошедшие времена, переходя из уст в уста, делались достоянием предания. Время стирало из народной памяти подробности каждого отдельного случая, но не изглаживало, а напротив, утверждало в сознании народа уверенность в их несомненности, вследствие чего вера в чудотворную силу святой иконы не ослабевала, а всё более укреплялась и подтверждалась всё новыми проявлениями милосердия Божия по молитвам его Пречистой Матери.

Прежде всего, нельзя не признать чудесным само построение настоящего каменного храма, в котором находиться чудодейственный образ. В 1819 году вследствие ветхости старого деревянного храма, прихожане с разрешения начальства начали постройку нового каменного. Постройка возведена была до окон нижнего этажа, а затем по причине несогласия, возникшего между главными деятелями по постройке церкви, местными помещиками, остановились, и прихожане потеряли надежду увидеть свой храм оконченным. В это время у одного из прихожан, богатого помещика Андрея Фёдоровича Тимошенко умерла жена Екатерина, питавшая особое благоволение к Песчанской иконе и соорудившая на неё массивную серебряную позолоченную ризу. Перед смертью она умоляла мужа окончить здание Песчанской церкви ради царицы небесной. Тимошенко по своей скупости не желал принимать никакого участия в постройке, между тем вскоре после смерти жены вдруг выразил особое желание продолжать прекращённую постройку с тем только условием, чтобы окончить её поскорее и притом исключительно на свои средства. Судя по этому можно было предположить, что желание такое у него явилось вследствие какого-то необыкновенного случая. Действительно, вот что он передавал настоятелю протоиерею Льву Яровому: будто бы через некоторое время после смерти к нему во сне явилась жена, в том самом платье, в котором была похоронена, и трогательно просила его, оставив скупость построить храм ради царицы небесной ради спасения своей души, прибавив при этом, что богатство земное, не употреблённое при жизни во славу Божию после смерти не только не принесёт пользы, но и будет причиной вечных мучений. Также она уверила, что за ризу, сделанную ею для иконы Царицы Небесной, она по молитвам её удостоилась получить большое облегчение в загробной жизни. Сказав это, она с шумом вышла из комнаты через дверь, закрытую на ключ. Поражённый видением, Тимошенко проснулся, бросился к двери, но она оказалась запертой. Видение это повторилось в следующие две ночи, только с той разницей, что в последний раз жена явилась с Песчанской иконой Божьей Матери, от которой исходили блестящие лучи, и слышен был голос, исходивший как бы от иконы, объявлявший ему, что за маловерие нежелание и промедление с окончанием постройки новой церкви, он не удостоится приносить молитвы в сооружённом храме.

Последнее видение так поразило его, что он немедленно отправился к настоятелю церкви, рассказал случавшееся с ним и просил совета. Протоиерей посоветовал ему не откладывать с исполнением замогильной просьбы жены. Тогда Тимошенко, несмотря на скупость, решил немедленно приступить к постройке своими средствами, только просил настоятеля заведовать постройкой и при этом торопил работу. «Может быть, прибавлял он, Царица Небесная пощадит меня и удостоит помолиться в новоустроенном храме». И действительно, благодаря щедрым средствам строителя церковь была быстро выстроена, снабжена всем необходимым, но сам строитель, как и было предсказано, не удостоился присутствовать на освящении выстроенного храма. Уже ожидалось освящение, как вдруг поражённый ударом, Андрей Фёдорович Тимошенко скончался за полтора месяца до освящения церкви, которое было совершено 12 июня 1826 года.

Из книги «Песчанская Чудотворная Икона Божией Матери»

Переглянуто: (7035)

Перейти к верхней панели